Телец, Орион, Большой Пёс


Могучая архитектура ночи!
Рабочий ангел купол повернул,
Вращающийся на древесных кронах,
И обозначились между стволами
Проёмы чёрные, как в старой церкви,
Забытой богом и людьми.

Но там

Взошли мои алмазные Плеяды.

Семь струн привязывает к ним Сапфо
И говорит:

"Взошли мои Плеяды,
А я одна в постели, я одна,
Одна в постели!".

Ниже и левей
В горячем персиковом блеске встали,
Как жертва у престола, золотые
Рога Тельца,

и глаз его, горящий

Среди Гиад,

как Ветхого завета

Ещё одна скрижаль.

Проходит время,

Но - что мне время?

Я терпелив,

я подождать могу,

Пока взойдёт за жертвенным Тельцом
Немыслимое чудо Ориона,
Как бабочка безумная, с купелью
В своих скрипучих проволочных лапках,
Где были крещены Земля и Солнце.

Я подожду,

пока в лучах стеклянных

Сам Сириус -
с египетской, загробной,

собачьей головой -
Взойдёт.

Мне раз ещё увидеть суждено
Сверкающее это полотенце,
Божественную перемычку счастья,
И что бы люди там ни говорили -
Я доживу, переберу позвёздно,
Пересчитаю их по каталогу,
Пересчитаю их по книге ночи.

Арсений Тарковский, 1958

- ♦ - ♦ - ♦ -

СТИХИ И ЗВЕЗДНОЕ НЕБО